CopyPastehas never been so tasty!

Остервенелая октава.

by anonymous

  • 2
  • 1
  • 5
447 views

Остервенелая октава.

 

 

 

 

 

Дождь хлещет как при урагане. Ветер рвёт одежду с прохожих и словно маньяк истязает деревья, пытаясь выкрутить их ветви и вырвать. Несмотря на фонари на улице, ночь черна, словно чернила осьминога. Автомобиль медленно едет к дому, по дорожке, шурша мокрым гравием. Дорогие шины мягко продавливаются в покрытие. Дворники быстро бегают туда-сюда, на секунду смахивая поток воды с лобового стекла. На самом носу капота гордо стоит значок марки, обтекаемый дождевыми потоками. Столько людей останавливаются и пялятся в благоговении, когда этот знак проезжает по мостовой, гордо, словно яхта среди никчёмных утлых судёнышек. Автомобиль останавливается перед порогом особняка. Водитель выскакивает из машины и несётся к правой задней дверце. Когда он открывает её, оттуда выскакивает мужчина, держа пальто над головой женщины, появляющейся следом за ним. Они бегом поднимаются по широким каменным ступеням и скрываются в массивных дверях. Дом встречает их тёмным теплом. В камине слегка краснеют отгоревшие угольки. Мужчина швыряет пальто на кресло и принимается зажигать повсюду лампы, не включая всё же их на полную мощность, а оставляя нежную полутьму, с загнанными в угол тенями.

Женщина, оказалось, что это совсем молоденькая девушка, медленно расстёгивает пальто, так, что бы он успел помочь ей снять его. Она считает это обязанностью мужчины, одевать и раздевать даму.

- Холлис, милый, помоги мне снять пальто. - Капризные губы растягиваются в заученной улыбке миленькой кокетки, которой нужна помощь.

- Конечно, прости. - Холлис подбегает, стягивает её пальто и аккуратно вешает на вешалку.

Спутница удаляется в женскую комнату.

Холлис ослабляет галстук, расстёгивает верхнюю пуговицу и стоит посреди комнаты, прислушиваясь и настраиваясь на атмосферу дома. Настраиваясь на ощущение уюта. Подойдя к бару, он наливает себе стакан виски, добавляет чуть воды и льда и тяжело опускается в кресло. Он очень устал. Краем глаза он замечает движение на каминной полке, кидает туда взгляд и на мгновение тени складываются в образ кота и распадаются. Надо кинуть поленьев в камин, но так лень. Глоток виски успокаивает его и расслабляет.

- И жить можно — Бормочет Холлис, утопая глубже в кресло.

Он уже немолод, первая седина уже проступает на висках. Он всё ещё в рассвете сил и мужской привлекательности. Да, залысины стали больше, кожа стала дряблей, он больше не такой подвижный, как в свои спортивные легкоатлетические годы, когда он был словно тигр. Но он всё также привлекателен. Сколько бы ему не было лет, его поклонницы оставались в одном возрасте. Ах, Все эти двадцатилетние нимфы, усыпающие его своим влиянием. Холлис сделал глоток. Где же они все были, когда ему было семнадцать лет, а он каждый день проводил дома, читая и читая? Друзей у него почти не было, девушки не обращали на него внимания. Для всех он был какой-то странный. Дурацкий, длинный парень, зачем-то читающий книги и пишущий дурацкие стихи. Застенчивый и молчаливый. Как он мечтал тогда, чтобы у него появилась девушка. Сколько красных закатов тоска по теплу душила его.

Сейчас он был весьма успешным писателем и имел в банке внушительную сумму на счету. Но молодость то там. Сейчас всё не то. Когда он оставался один он подолгу рассматривал старые фотографии, перечитывал письма. В его специальной коробке хранилась вся его молодость. Он часто плакал, вспоминая те дни. Он бы отдал своё состояние и славу, лишь бы вернуться в дни своей молодости, когда ночи бесконечны, девушки прекрасны, а бутылка никогда не пустеет. Он начал засыпать, расслабленный виски и креслом. Но надо кинуть поленьев, в камин, иначе ночью они продрогнут и придётся заново разводить огонь. Но ему так не хотелось двигаться, он хотел спать.

«Я слишком старый и ленивый» - Он  положил несколько чурбанов на угли и раздул их мехами.

- Милый, как я тебе? - Он обернулся.

Она стояла в чёрной короткой рубашке и чёрных коротких брючках, заканчивающихся чуть выше колена. Осветлённые волосы локонами спадали ей на плечи. Дерзкая мордочка, как у всех молодушек, уверенных в своей красоте. Блики от огня падали на её лицо и оно казалось совсем детским.

«Боже, - думал Холлис. - неужели ей и правда девятнадцать?»

- Ты прекрасна, Джин.

- Как-то ты неискренне это говоришь — Губки вмиг надулись.

- Нет, правда, милая — Он заключил её в объятья, из которых она для вида повырывалась. - Ну же, угомонись, ты красавица.

- Всё ты врёшь, не такая я и красивая.

- На это я не куплюсь. - Холлис засмеялся, поцеловал её в нос и улыбаясь пошёл переодеваться.

- Ты просто скотина, Холлис!

- За это меня все и любят.

- Ты про этих своих потаскушек малолетних, чтоли, опять?

Холлис улыбнулся про себя: «Из них ты самая малолетняя»

Сняв с себя надоевшую ему одежду и облачившись в халат, он с минуту постоял у зеркала. Он смотрел себе в лицо.

«Что ты делаешь, старик? Зачем тебе все эти девушки?» - Спрашивало зеркало.

- А что мне осталось?

«Вернись к ней, моли, стой на коленях, сделай всё, что она скажет»

Сердце у него сжалось.

- Но ведь прошло уже двадцать лет! Ничего не изменишь, слишком поздно!

«Тогда почему тебе всё также больно?»

Он вытер слезинку и вышел в гостиную. Джин пила мартини, подогнув ноги под себя. Он смотрел на её лицо.

«Похоже, твоя мама меня обманула, ума в тебе с напёрсток»

Светская вечеринка в ресторане, он достаточно пьяный и во фраке, настукивающий носком мотив мелодии, что играл чернокожий тапер на фортепьяно, давняя подруга, знакомящая его со своей дочерью, «Холлис — Джин. Джин поклонница твоих книг», ложь-ложь-ложь, тройная ложь, она не читала его книг, ни одной, она вовсе не читала ничего, кроме дурацких журналов моды, стеснение старика, напор молодой старлетки, звонки, Холлис слишком мягок, чтобы отказать и вот она в его доме, пьёт мартини и дует губы, вот уж, правда, кто бы мог подумать?

Периферическим зрением он опять заметил образ кота на камине.

- Пожалуй, я пойду спать. - Холлис допил виски.

Кровать мягка и он начинает проваливаться в сон.

- Ты опять строил ей глазки. Думаешь, я не видела?

Он с трудом открывает глаза

- Кому ей?

- Этой потаскухе белобрысой.

- Джин, угомонись, никому я не строил глазки.

- Старый обманщик! Запал на новую малолеточку? Я тебе надоела! - надувает губы и отворачивается.

 

Комната покрыта мраком и лишь в камине горит огонь. На камине стоят рождественские украшения, ангелы, шкатулки, шары. Кот лежит на каминной полке и смотрит на меня, прищуренными глазам, потом закрывает их, спит дальше.

 

«Что это было?» Холлис сонно встаёт и идёт в гостиную. Он осматривает комнату и останавливает взгляд на камине.

«Ты же не ищешь кота, старик?»

Он ищет. Но его там нет.

Холлис ложится в кровать.

- Зачем ты туда ходил? - ни намёка на обиду в словах. Джин правда интересно.

- Проверить, не оставил ли я рукописи не на месте.

Холлис вновь погружается в негу засыпания. Джин снова вспомнила об обиде и вновь грызёт его сознание. Он сонно ей отвечает.

- А на прошлой неделе, когда ты ездил к маме, куда ты ездил на самом деле?

- К маме я и ездил.

- Ты врёшь, я ей звонила. Она вначале сказала, что тебя у неё нет, но потом спохватилась и сказала, что ты рубишь дрова во дворе.

- Так и было. - На самом деле он ездил к другу, за средством для потенции, но признаваться в этом он стыдился. Молодость ушла. Забрав с собой весь жар и пыл.

- Семейка обманщиков. А ей звонила!

- Кому? - Холлису, вдруг, даже стало интересно.

- Певичке твоей, этой шлюхе, с чёрными глазами!

- О, боже, а ей-то зачем?

Новое тело. Молодое второе тело словно вливается в него, он чувствует как руки крепчают, тело наливается здоровьем, морщин как не бывало.

«Что происходит?»

Внезапно, чёткий молодой голос сотрясает темноту  в комнате:

(- Я что, сплю?)

Холлис пугается, как собака при грозе. Он подскакивает на кровати.

«Что происходит?»

Кот поводит ушами во сне. Снег падает в окне, возле камина.

Он вскакивает и идёт к окну. Он пытается сохранять внешнее спокойствие как можно сильней. За окном буйствует ураган, ветер также треплет деревья, дождь пролетает перекатами воды, словно волнами.

- Затем, что ты был у неё. Ты слышишь меня? Она, конечно, отнекивалась, говорила, что давно не виделась с тобой. Была вся такая вежливая.

« Боже, неужели я перепил? Или я засыпаю так быстро, что не замечаю, как начинается сон?»

- По этой лживой вежливости я и поняла, что она лжёт.

- Нет, она не лгала.

Я чувствую тело девушки, лежащее рядом со мной. Хоть убей, я не могу вспомнить кто это. Джин это ты? Я чувствую тьму исходящую от него.

Кот лежит на камине. Ему тепло и хорошо. У него короткая сероватая шерсть. Его зовут Том (-Где я?). Как кота в мультфильме, появившемся буквально пять лет назад и ставший одним из любимых у хозяев. Кот ни о чём не думает. Он наблюдает за сном. Он словно будда. На груди его маленький колокольчик. Ему не надо охотиться на мышей. Он прядёт усами во сне. Какие смешные человеки.

Холлис лежит на боку. Джин нависает над ним, надутые губки, нахмуренный лоб. Такая молодая и требовательная. И такая глупая. ( - Я бы её сделал)

- Лгала! О, как она лгала! Я прямо видела, как она стоит с такой самодовольной

 

кот потягивался, поводя плечами. Сытный ужин и тёплая полочка.

 

улыбкой, мол, а твой мужчина ведь у меня, дурочка. А я не дура!

Она замолчала. Сквозь сон Холлис замедленно понимает, что она ждёт от него слов подтверждения этому. Говорить ему лень, он очень хочет спать. (- Не говори этого)

- Нет, ты вовсе не дура, милая. ( - Проклятый подкаблучник, в твои-то годы пора уже быть мужиком)

- Прекрааати говориить глупости. - Холлису вдруг становится тяжело говорить, он словно очень сильно пьян, он подбирает слова и они бесконечно тянуться, как у пьяного в стельку.

«Я же выпил всего стакан»

( - Я же не пил)

«Что происходит?»

Кот думает — Какой интересный сон. Я этот человек? Я писатель? Что значит «писатель»?

- Ах ты, пьяная скотина! Ты же лыка не вяжешь! - Джин правда удивлена. Теперь к её обиде добавилась агрессия.

Кот сладко урчит на каминной полке.

Холлис подбирает слова, чтобы сказать, то он не пьян, но каждое слово предаёт его, этой мегере. ( — Да нахрен её!)

«Боже, ты мой, что происходит?» Холлис уже плавает в дрёме. Он молодой и сильный, новое тело лежит как и он на спине, соединённое с ним. Он чувствует себя в двух местах. Рядом с ним две разные женщины. (- Но кто же моя?)

Скозь пелену прорывается, еле слышно, песня, исполняемая девушкой, опять и опять. (- Скади?)

Холлис уже ничего не понимает. Он плавает, растворяется в молодом теле, потом возвращается в своё, кот плавает вокруг, он понимает что кот это он, «Но как?», (- Коту снится, что он писатель), Холлису снится что он кот и лежит на каминной полке,( -Кто же рядом со мной?), «Остановите!», - Эта блядь ещё посмотрит у меня как отбивать моих мужчин! Клянусь, Холлис! Карусель тел, мест, я нахожусь в трёх местах одновременно, кто же кому снится? Коту снится, что он Холлис, Холлису снится, что он кот. Мне снится, что коту снится, что он Холлис. ( - Я могу это остановить?) «Останови!» Кот урчит, какой забавный сон.

( - Я могу!)

Я максимально распахиваю глаза во сне и открываю их в темноте. Я проснулся. Или нет? Я всё ещё плаваю в трех телах. Кажется, я не сплю. Я боюсь пошевелиться, я схожу с ума от непонятности. Где я? Я встаю с кровати. Так, теперь я знаю, кто рядом со мной, это моя милая писательница. На кухню. Там сидит Скади и смотрит в монитор.

- Ты охренеешь, когда я тебе скажу, что мне сейчас приснилось.

Я осекаюсь.

- Ты плачешь?

Она плачет.

- Что такое?

Она плачет.

Я обнял, прижал её к себе, чуть подержал и отпустил. Вернувшись в кровать, я обнимаю мою дикую писательницу и засыпаю. Мне интересно, как там Холлис?

 

Comments

  • A
    > Как кота в мультфильме, появившемся буквально пять лет назад и ставший одним из любимых у хозяев.
    
    > буквально пять лет назад
    
    
    Звучит так, как будто они знают, что мультфильм будут весь следующий век и это говно для них до сих пор вновинку.
    
    
  • Anon
    Ну-с, ОП, я кончил. Первая половина понравилась манерой письма и общего изложения действий (ты мне очень напомнил А Хейли), если не считать целого ряда мелких ошибок. Да Бог со всем этим, тут все терпимо. Но то, что начинается дальше - это просто ни в какие ворота.Вторая половина новеллы полностью обнажает и разоблачает всю непоследовательность и откровенную ненужность некоторых фрагментов текста в первой половине. То, что, как ожидалось, послужит толчком к развитию сюжета, оказалось какой-то бессмысленной зарисовкой. Дальше - больше. Ты вообще можешь объяснить, зачем все это написал? Какой во всем этом смысл? Его не то что нет, он отсутствует самым издевательским образом. По крайней мере, тот сакральный смысл, который ты вложил в рассказ мне не виден совершенно. Ноу вэй. Стирай концовку и пиши все по-человечески.
  • anon
    Меня твои истории уже просто доебали.Я не могу их слушать.Про спутницу, про какую-то хуйню блядь кота.Ты можешь заткнуться?"Обнимаю мою дикую писательницу" - вообще охуеть.
  • nope
    >«Боже,
    Дальше не читал.
  • anonymous
    ОП-хуй!

Add A Comment: